Концентрированная боль под твердой обложкой

КТО? Светлана Алексиевич (автор)

ЧТО: «Время Second-hand. Конец красного человека» (роман)

ГДЕ: Журнал «Дружба народов». – 2013. – №8, 9 (ВМУК «ЦСГБ» библиотека — филиал № 24)

 

Светлана Алексиевич автор известный, читаемый и многими любимый. Ее книги «У войны не женское лицо», «Последние свидетели», «Цинковые мальчики», «Зачарованные смертью», «Чернобыльская молитва» переведены более чем на 20 языков и выдержали около 120 изданий по всему миру.

Она Лауреат многочисленных премий (девятнадцать!), в том числе премии им. Ленинского комсомола (1986), «Триумф» (1997), премии за вклад в европейское взаимопонимание (1998), Национальной премии критики (США, 2006), премии мира немецких книготорговцев (2013)

Последний роман Алексиевич — «Время Second-hand» — получил приз читательских симпатий по результатам читательского голосования премии «Большая книга» (2014) . Он номинирован на Нобелевскую премию по литературе 2013 года (единственный русскоязычный роман) и вошел в пятерку лучших претендентов.

Об этом романе и поговорим.

Данная книга – не из тех, про которые можно сказать «понравилась», не из тех, которые читают для удовольствия, для развлечения. Чтение подобных книг – огромный труд, душевный, эмоциональный, отнимающий много сил.

Название романа объяснено автором в предисловии — «В обществе появился запрос на Советский Союз. На культ Сталина…возрождаются старомодные идеи: о великой империи, о «железной руке», «об особом русском пути»… Вернули советский гимн, есть комсомол, только он называется «Наши», есть партия власти, копирующая коммунис-тическую партию. У Президента власть, как у Генсека. Абсолютная. Вместо марксизма-ленинизма – православие…»

«Время секонд-хэнд» — это сборник монологов-исповедей, человеческих судеб, боли и разочарований. Общее во всех этих историях — наложение на жизнь отдельно взятого человека общественных катаклизмов, которые обрушивались на нашу многострадальную страну за последние 80-90 лет (сталинские репрессии, ГУЛАГ, войны в Афганистане, в Чечне, перестройка, армянские и азербайджанские погромы, ГКЧП, теракты в Москве…)

О своих героях автор пишет так: « Я искала тех, кто намертво прирос к идее, впустил ее в себя так, что не отодрать – государство стало их космосом, заменило им все, даже собственную жизнь…они не смогли пропасть в частном существовании, как это происходит сегодня, когда маленькое стало большим. Человек хочет просто жить, без великой идеи. Такого никогда не было в русской жизни, этого не знает и русская литература». Время привнесло новые правила игры – «деньги есть – ты человек, денег нет – ты никто. Кому это интересно, что ты Гегеля всего прочитал? «Гуманитарий» звучало как диагноз. Мол, все, что они умеют – это держать томик Мандельштама в руках….Открытие денег – как взрыв атомной бомбы…»

«У коммунизма был безумный план, — рассказывает автор, — переделать «старого» человека, ветхого Адама. И это получилось… Может быть, единственное, что получилось. За семьдесят с лишним лет в лаборатории марксизма-ленинизма вывели отдельный человеческий тип — homo soveticus. Одни считают, что это трагический персонаж, другие называют его «совком». Мне кажется, я знаю этого человека, он мне хорошо знаком, я рядом с ним, бок о бок прожила много лет. Он — это я. Это мои знакомые, друзья, родители».

На протяжении всей книги автор остается нейтральной, никак не выражая свое мнение и давая читателю самому делать свои выводы. Она умеет отойти на второй план и заставить, побудить читателя думать своей головой: «…сейчас это самое важное — уметь думать своей головой. Это всегда самое важное. Слушать, смотреть, читать, потом думать и только потом — действовать».

Пересказывать сюжет книги банально. Да, здесь и сюжета в принципе нет. Мазками-воспоминаниями создается огромная картина нашей жизни, охватывается по времени почти век. Чудо, что мы можем услышать живые голоса немногих свидетелей     20-ых, 30-ых, 40-ых годов. « Мое последнее желание – напишите правду. Но мою правду… а не свою. Чтобы остался мой голос. Записывайте, пока жив.»

Из самого пронзительного (для меня):

О вере в коммунизм : «Моя библия – партбилет. Вы еще нам позавидуете! Что у вас великого? Ничего нет. Один комфорт. Все для желудка…Набить брюхо и обставиться цацками…А я….мое поколение… Все, что у вас есть, это мы построили. Заводы, плотины, электростанции. И Гитлера мы победили!»

О детстве : «.… зимой я сидела в землянке весь день. День был похож на вечер. Все в сумерках. Ни одного цветного пятна…никаких одежд…обкручивались какими-то тряпками…Меня трудно обидеть. Мне смешны все обычные беды, женские обиды… Для меня это шоу…Но если я услышу, что плачет ребенок…никогда не пройду мимо нищего…Запах этот я помню, запах беды… Какие-то волны идут, я до сих пор к ним подключена. Это запах моего детства..»

Об армии: «Сотня молодых мужчин вместе! Зверье!..В тюрьме и в армии живут по одним законам. Беспредел. Заповедь первая: никогда не помогай слабому. Слабого – бей! Слабый выбраковывается сходу… Второе: друзей нет, каждый сам за себя. Правило одно: «Прогибайся или прогибай». И зачем я столько книжек читал? Верил Чехову …»

Читайте, чтобы узнать как было…Читайте, чтобы понять каково было… Читайте, чтобы осмыслить то время и себя в нем… Читайте, чтобы попытаться понять бабушек и дедушек – понять Их жизнь и захотеть услышать рассказы наших стариков о Том времени, Той жизни, об их молодости, надеждах и разочарованиях…Читайте, чтобы прикоснуться к теме войн нынешних, услышать то, что глубоко-глубоко запрятано. Читайте, чтобы не оборвать связь времен и поколений. Читайте, чтобы не превратиться в Иванов, не помнящих родства…

      Филиппова В.А, библиотекарь Читального зала Центральной библиотеки